Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:25 

Тут так написано

Murgatrojd
Schrödinger's cat is (not) alive
ВНИМАНИЕ: оно старо как мир. Без шуток. Было написано в глубокой йуности, и с тех пор не вычитывалось.

Фандом: «Хранители снов»
Название: Тут так написано
Рейтинг: PG-15
Размер: миди (27 тыс.зн.)
Пейринг: Пасхальный Кролик / Джек Фрост
Предупреждения: день Сурка во всем его многообразии. Зоофилии нет (ибо рейтинг), секса нет (ибо тоже рейтинг), а пейринг есть. Так и живем.

21 апреля 1968 года;
Фресно, штат Калифорния.


- На север, - сказали за спиной у Кролика.
Тот мрачно двинул лопатками и развернулся с неумолимостью военного крейсера.
- Что, прости?
У него за спиной стоял незнакомый парнишка – тощий, нескладный и похожий одновременно на Железного Дровосека, с которым Кролик любил выпить чаю и погутарить за жизнь, Бледную Немочь и выцветший на солнце фотографический снимок. Мальчишка был блеклым, беловолосым и мертвым, как Мартин Лютер Кинг, убитый в Мемфисе в начале апреля.
- На север, - повторил мальчишка. Над головой у него порхала ожившая ледяная птичка – почтовый снегирь, одна из любимых поделок Северянина. Птичка пыталась выклевать из рук незнакомца клочок бумаги, но ее отгоняли, щелкая пальцами. – Тут так написано. «На север».
Кролик прикрыл целый выводок пасхальных яиц пышными листьями лопуха и распрямился.
- Ты кто такой?
- Джек Фрост. А ты, я смотрю…
- Отдай записку.
- … пасхальный кенгуру.
- Пасхальный Кролик, - кроличьи уши разом прижались к голове. – Отдай записку и сгинь, мне нужно работать.
- О-о-о, - протянул мальчишка, - ты такой дружелюбный. Это так мило…
Кролик прошел мимо него, вырвав записку из чужой ладони, и разгладил покрытый изморозью бумажный листок. Пальцы у Джека были холодные, как лед. Может, дальний родственник Карачуна или брат затаившейся в Швейцарии Ледяной Девы?
«На север», - значилось на бумажке. Ледяной снегирь громко чирикнул, панически заметался и куда-то исчез.
- Серьезно? – спросил Джек, помахивая длинной крючковатой палкой. – «На север»? Ты у них что, собачка на побегушках?
- Люди так не говорят, - буркнул Кролик, принюхиваясь к ветру. – Люди говорят – «мальчик на побегушках».
- Но ты же не мальчик, - заметил Джек.
- Собачка из меня тоже не очень, - признался Кролик. Ветер пах шашлычным дымом и весной – ничего необычного. Почему Северянину вдруг понадобилось звать его к себе, да еще в разгар пасхальных праздников?
- Значит, ты друг бородача…
- Я ему не друг, - сказал Кролик, в два прыжка добравшись до двора – ухоженного, с керамическим барашком и садовыми гномами. Здесь жил всего один ребенок и можно было не заморачиваться с количеством пасхальных яиц. – Мы вместе работаем.
- Ах рабо-отаете, - сказал мальчишка, уже усевшись на заборе и постукивая по нему босой пяткой. – Бородач зовет тебя на север. Пойдешь?
Кролик угрюмо дернул плечом.
- Какое тебе дело?
- Интересно, - признался Джек. – Я давно хочу попасть к Северянину во дворец, там, наверное, так кру…
- Джек Фрост, - устало буркнул Кролик, - кем бы ты ни был, но ты мне мешаешь. Усек?
- Попробуй меня прогнать, - оскалился парень. – А лучше – проведи к бородачу.
- Я иду к Северянину, - сообщил Кролик.
- Замечательно, тогда…
- … а ты остаешься здесь, - закончил он и дважды стукнул по земле правой лапой. Сперва провалилась глинистая почва, а вслед за ней рухнул гравий, участок заасфальтированной дорожки и кусок газона. – Надеюсь больше никогда тебя не увидеть, Джек Фрост.
Кролик прыгнул в свою нору быстрее, чем до него донесся разочарованный вопль. Земля схлопнулась над его головой и крепкие лапы оттолкнулись от стен, быстрый бег почти перешел в свободное падение, а потом…
Кролик так и не понял, что с ним случилось. В тот момент, когда земля разверзлась под его ногами, он попал не на Северный Полюс, а в теплое облако непроглядного мрака.

* * *

- На север, - сказал Джек Фрост. Его голос абсолютно не вязался с хрупкой внешностью – мягкий, глубокий и чуть насмешливый, он мог принадлежать какому-нибудь человеческому диктору или Песочному Человеку – если бы у того был голос, разумеется.
Кролик замер и обернулся.
- На север, - повторил Фрост. Над его головой порхал ледяной снегирь, а Джек отгонял его, щелкая пальцами. – Тут так написано. «На север».
- Ты издеваешься? – прорычал Кролик, делая шаг в сторону Джека. – Что это только что было?
- Что было что? – не понял парень.
- Что ты только что сделал? – Кролик поймал Джека за синюю толстовку, не обращая внимания на въевшийся в пальцы жгучий холод. - Я прыгнул в кроличью нору и должен был очутиться на Северном Полюсе, но почему-то снова оказался здесь, вместе с тобой и твоими дурацкими шуточками.
Джек дернул пятками, ощущая, как земля стремительно уходит из-под ног, и резко ударил Кролика по лапам, пользуясь крючковатым концом своей палки вместо оружия. Удар был такой силы, что Кролика отнесло на метр и бросило в покрывшиеся инеем кусты.
- Совсем больной, - сказал Джек, выбросив смятую записку Северянина. – Ветер, неси меня домой!
Взявшийся из ниоткуда снежный вихрь был настолько силен и внезапен, что Кролику пришлось закрыть голову лапами и отвернуться. Ветер подхватил мальчишку, закружил его в морозных объятиях и бросил вверх, в потоки ледяного воздуха и хлесткого сухого снега.
Кролик выпрыгнул из сугроба, забыв о том, что сказочным персонажам не положено материться, и попытался отряхнуть с себя намерзшие льдинки. Пасхальные яйца в корзинке? Есть. Листья лопуха, которыми он их совсем недавно прикрыл? Тоже есть. Соседний дом, в котором жил один ребенок…
- Не может быть, - сказал Кролик. – Нет-нет-нет. Нет. Не верю.
Он отмахнулся от ледяного снегиря и дважды ударил лапой по земле, прокладывая нору аккурат до Северного Полюса. Бежать было легко и Кролик несся, как безумный, выбрасывая из-под лап комки земли и сшибая ушами растущие на стенах тоннеля цветочки. Земля под его лапами опять провалилась – и Кролик рухнул в непроглядный мрак.

* * *

- На север, - сказал Джек.
- Да быть того не может, - ответил Кролик, резко разворачиваясь. – Я убью Сурка. Честное слово, я сверну его тощую маленькую шейку, как только…
- Эй, - обиделся Фрост. – Тебе тут письмо.
- На север, - заученно ответил Кролик. – Тут так написано – «На север».
- Я…
- Ты Джек Фрост.
- А ты, значит…
- … пасхальный кенгуру, - Кролик дважды ударил лапой по земле, не желая продолжать бессмысленный разговор с Джеком, зато надеясь обогнать темноту, отрезавшую север от внешнего мира.
- Откуда ты знаешь, что я…
- Прощай, Джек, - Кролик рухнул вниз, в приветливый туннель с цветочками и комьями свежей земли. – Надеюсь больше никогда тебя не увидеть.
Темнота приняла его, как родного.
И снова выплюнула.

* * *

- Кромешник.
- Ох, Северянин, ты мне совсем не рад?
- Что ты тут делаешь?
Купол из непроглядного мрака сомкнулся над Северным Полюсом в тот самый миг, как Северянин выбросил ожившего снегиря в ближайшее окно. Он даже не был уверен, что птичка выжила и позовет на помощь.
- Я возвращаюсь, - сказал Кромешник, делая глубокий вдох. Его безупречно-желтые глаза были безумны, как у Мартовского Зайца. – Я возвращаюсь, Северянин. Единственный, кто мог бы разрушить мой Щит, сейчас изолирован. Я разберусь с тобой, а потом…
- Ты все еще слаб, - не согласился Северянин, мешая глупым Бубенчикам приблизиться к мерцающим черным нитям. Кромешник ощупывал пространство и был гораздо реальнее, чем Хранителям того хотелось.
- Зато у меня есть союзники, - сказала выросшая до человеческих размеров ломкая тень. – С минуты на минуту умрет твоя любимая зверушка, Северянин. Ты будешь следующим, а потом… потом издохнет Фея – как думаешь, люди огорчатся, лишившись памяти о детстве?
- Зачем ты это делаешь? – спросил Северянин.
Тень открыла дикие матово-желтые глаза и засмеялась.
- Я хочу жить. Это логично.

* * *

Как быстро Кролик ни мчался, он так и не смог обогнать Темноту. Похоже, она окружила Северный Полюс примерно тогда же, когда Северянин послал снегиря.
- Значит, ты и есть тот легендарный Пасхальный Кролик, который…
- Джек, отстань.
- Я никогда не видел никого из вас, кроме бородача. Ты такой смешной, в тебя что, и правда верят?
- На всех континентах, - заверил его Кролик. – Джек, я тебя умоляю, отстань. Мне нужно остаться наедине и подумать…
Когда он проложил нору на не Северный Полюс, а к самым его границам, стало видно весь Темный Щит. Он был непроницаем – стоило Кролику прикоснуться к матово-черной, как битум, поверхности, и его тут же выбрасывало в апрельское утро.
- … я не понимаю, кролики – они же маленькие. А ты чего такой огромный? Сидишь на диетах? Качаешься? Пьешь кровь христианских младенцев? Мутируешь под действием радиации?
- Мутирую, - устало согласился Кролик. – Мне нужно найти Зубную Фею и Песочника.
- Здорово, - одобрил Джек. – А я…
- А ты никуда не идешь, - отрезал Кролик, дважды стукнув лапой по газону.
… Фея нашлась в Зубном Дворце. Они с Кроликом обогнули весь мир – и не раз, - наблюдая за детьми и взрослыми, слушая ветер и пьяную загульную весну.
Все было хорошо – за исключением того, что Темный Купол никуда не исчезал. Он все еще отсекал Северный Полюс от внешнего мира и был непроницаем ни для Зубной Феи, ни для Песочного Человека и его волшебного песка.
- Что нам делать? – спросила Фея, устроившись на каминной трубе. Заброшенный домик в Оклахоме встретил их полным равнодушием и заснеженной крышей – наверное, тут тоже побывал Джек Фрост.
Песочный Человек рассыпался тремя десятками вопросительных знаков, а Кролик посмотрел на север.
- Не знаю, милая. – Он обнял Фею за плечи, прижимая к теплому, покрытому короткой шерстью серому боку. – Я не понимаю, что случилось, зато могу назвать виновников происходящего.
Песочник перестал пестреть золотистыми символами и отобразил у себя над головой один крупный вопросительный знак.
- Кромешник, - сообщил Кролик. – Темный щит – это его работа.
- Ты сказал «виновников», - заметила Фея, - а не «виновника».
- Сурок, - буркнул Кролик. – Но, пока я не прикасаюсь к Темному щиту, ничего не случается. Может, если я смогу дождаться следующего утра…
- Петля времени распадется, - закончила Зубная Фея, не отрывая взгляда от Песочника и отмахиваясь от одной из своих миниатюрных фей. – Погоди, кроха. В чем дело, Сэнди?
Песочник замельтешил символами, но тут же прервался, изобразил луну и указал на север.
Луны там не было.
Ее вообще нигде не было – с севера тянулась сплошная темная пелена, накрывающая землю, бегущая под облаками и устилающая собой человеческий мир.
- Нет, - сказал Кролик, резко вскочив на лапы. – Нет-нет-нет. Только не это.
- Уходим, - звонко закричала Фея, трепеща крыльями. – Кромешник наступает, мы должны…
Мрак настиг их быстрее, чем Кролик успел прыгнуть в нору.

* * *

- На север, - сказал Джек.
Кролик уронил корзинку с пасхальными яйцами. Хотелось либо шарахнуть в Джека бумерангами, либо взять пример с какой-нибудь хорошей пятилетней девочки, сесть на траву и расплакаться.

* * *

Десять ночей подряд Кролик держал совет с другими Хранителями. Десять ночей подряд они не могли ускользнуть от захлестнувшей мир темной волны.
Фея паниковала, Сэнди пестрил своей песочной морзянкой, а Кролик с каждым вечером становился все раздражительнее.
- Я не знаю, как спасти Северянина, - отрезал он. – Я даже не знаю, нужно ли его спасать.
Сильные лапы и туннели – это большое преимущество. Кролик спрыгнул с крыши прямо в раскрывшуюся нору – и вынырнул на поверхность в буйном лесу.
- Джек! – закричал он. – Джек Фрост, сукин ты сын, составь мне компанию, не то я попросту сойду с ума!
Сложно быть Хранителем, неспособным никому помочь. И сложно общаться – раз за разом, день за днем, - с точно такими же слабыми, жалкими, беспомощными Хранителями. Джек Фрост хотя бы не был беспомощен – Кролик запомнил, как сильно бьет по лапам его корявая палка.
- Джек Фрост, я зову тебя!
С востока повеяло холодом. С севера потянулся непроглядный мрак.
- Джек!
Ветер был резким и холодным. Если бы Кролик не был покрыт короткой шерстью с водонепроницаемым подшерстком, он бы наверняка замерз.
- Джек Фрост!
Кролик раскрыл объятия на встречу восточному ветру, почти радуясь снегу и заморозкам, а в следующий миг его накрыло темнотой.
Джек Фрост откликнулся, но опоздал.

* * *

20 апреля 1968 года;
Панксатони, штат Пенсильвания.


- Зачем мне это? – спросил Сурок.- Не то, чтобы я любил Кролика, но…
- Ты поможешь мне, - сказал Кромешник, сверкая желтыми глазами в густой тени соснового леса, - а я помогу тебе.
- Мне и так неплохо живется, - зевнул Сурок.
- Неплохо? – усомнился Кромешник. – Дуришь голову заезжим журналистам и ставишь их на путь добра?
- Иногда это весело.
- Вместе нам будет гораздо веселее.
- Толпы запуганных детей…
- … кошмары которых будут длиться вечность. День за днем и ночь за ночью.
- Зачем мне это? – повторил Сурок.
- Тебе скучно в Панксатони.
Темнота была густой и живой, тепло дышала и мягко гладила по шерсти.
- Мне скучно в Панксатони, - признался Сурок. – Но, что бы я не сделал, я это сделаю не для тебя.
Темнота равнодушно моргнула.
- И для кого же?
- Для Кролика, - ответил Сурок. – У нас с ним личные счеты.

* * *

21 апреля 1968 года;
Фресно, штат Калифорния.


Общаться с Джеком было совсем не так весело, как Кролик того ожидал.
Хоть Джек и не был беспомощным Хранителем, у него был характер вечного тролля, лжеца и девственника, что не способствовало бесконфликтному трепу.
- Оставь меня в покое!
- Нет, ты меня выслушаешь…
- Я уже выслушал все, что ты думаешь об австралийских кроликах и африканских какаду, - огрызнулся Кролик. - Что тебе еще от меня нужно?
- Почему вашей братии обязательно нужно самоутверждаться за мой счет?
- Потому что наша братия, Джек, в отличие от тебя – видима и осязаема, так что имеет больше прав на этот мир.
Джек ответил не сразу, а, ответив, ограничился только одним предложением:
- Именно об этом я и говорил.
Кролик уже давно оставил свою затею с раздариванием пасхальных яиц. С самого утра он плел венки из веточек еще не зацветшей сирени и переругивался с Джеком.
- Это был самый бестолковый и самый длинный разговор в моей жизни, - сказал парнишка, отвернувшись от Кролика и замахнувшись своей длинной крючковатой палкой. – Ветер, неси меня…
- Погоди.
Кролик сам не знал, зачем ему это. Наверное, он просто очень сильно не хотел остаться в одиночестве.
- Прости меня. Я…
Джек обернулся, взглянув на Кролика бесцветными, как зимнее небо, глазами.
- Ну-ну?
- Погорячился, - сказал Кролик. – То, что тебя не видят дети, еще не означает, что ты хуже нас. Просто ты…
Джек молчал – и Кролик вдруг решил, что лучшей политикой будет кристальная честность.
- Ты – агрессивная мелкая задница с мерзким характером, манерой читать чужие письма и повсюду совать свой нос. Ты сидишь над душой, когда тебя просят уйти, и уходишь, когда тебя…
Кролик запнулся.
- Значит, ты так завуалировано просишь меня не уходить? – вдруг донеслось из-за спины.
Джек уже покачивался на крупной ветке сирени, ероша листья корявым концом своей палки.
- Можно и так сказать, - вздохнул Кролик. – Но я устал с тобой ругаться. Сейчас же перестань язвить.
- Значит, называть тебя кенгуру…
- Тоже нельзя.
- И шутить про…
- Нет.
- И про то, что твои бумеранги похожи на…
- Ну что ты за нелюдь!
Джек Фрост засмеялся – заливисто и хрипло, заражая своим настроением. Впервые за месяц, проведенный в этой временной петле, - да что уж там, впервые за всю свою жизнь, - Кролик почувствовал себя так легко и беспечно.

* * *

- Почему я должен тебе верить? – усомнился Джек, постукивая концом своего посоха по деревянному забору. Доски покрывались изморозью и сияли в солнечных лучах.
Кролик разломил морковь и, поразмыслив, предложил Джеку меньшую половину. Парнишка отказался – в нем не было заложено ни малейшей тяги к человеческой пище.
- То есть ты, летающий с помощью ветра и создающий метели из ничего, не веришь в день Сурка?
- Не знаю, - признался Джек. – Никогда над этим не задумывался.
Кролик доел морковь, поправил за спиной один из бумерангов и резко вскочил.
- Пошли.
Нора открылась под его лапами сразу же после второго постукивания. Кролик схватил Фроста за капюшон толстовки и бросил его вниз, прыгнув следом за ним и снова поймав – на этот раз за плечо. Отвесное падение, несколько быстрых прыжков – и стремительный вылет из-под земли. Кролик приземлился на задние лапы, примяв траву на газоне. Заоравший где-то в середине тоннеля Джек вылетел из него уже с победным «юх-ху!», извернулся в воздухе и приземлился босыми ногами на колючую проволоку, защищавшую забор от воришек. Призрак был слишком легким, чтобы колючки смогли причинить ему боль.
- Ты всегда так путешествуешь?
- Как умею, - оскалился Кролик.
- С ветром, конечно, веселее, - сказал Джек, спрыгнув с забора, - но так – тоже круто.
- Цыц, - Кролик пнул Джека в колено – легко и быстро, едва дотронувшись до него лапой. – Молча иди за мной.
В ближайшем доме жило двое детей.
- Эпплтон, штат Висконсин, - сказал Кролик, заглядывая в окно. - Это Сьюзи, сейчас она упадет и расплачется, в комнату прибежит их пес. Зовут его, кстати, тоже Джек. В отличие от тебя – очень добрая псина…
Фрост свесился к окну, зацепившись за выступы кирпича. Маленькая Сьюзи упала и разрыдалась, в комнату заскочил старый, плохо расчесанный пудель.
- Сьюзи, милая, что там у тебя? – донеслось из коридора.
- Это Эллис, ее старшая сестра, - продолжил Кролик. – Сьюзи, кроха, ну что ты опять… О, Господи!
- Сьюзи, кроха, ну что ты опять… О, Господи!
- Я же просила тебя не разбрасывать игрушки. Если бы у тебя в комнате был порядок…
- Я же просила тебя не разбрасывать игрушки! Если бы у тебя в комнате был порядок – ты бы не упала!
- Ты бы не упала, - закончил Кролик, спрыгивая на газон. Белокурая Эллис утешала сестру и локтем отпихивала пуделя, жаждущего всем помочь, поучаствовать и облизать рыдающую кроху с головы до пят.
Пудель и правда был добрым.
Джек спрыгнул следом за Кроликом, взмахнув своей дурацкой палкой.
- Значит, ты…
- Уже был здесь, - подтвердил Кролик. – Пошли.
Новая кроличья нора, новый полет и новые прыжки. Джек, катастрофически не успевающий за Кроликом, чудом вцепился в его спину, забросил колено на крепкую поясницу и руками обхватил за шею.
- Совсем обалдел? – рявкнул Кролик, вылетев из-под земли. Джек покатился по газону, такой безбашенный и жизнерадостный, что было сложно на него сердиться.
- Я прокатился на пасхальном кенгуру!
- Сейчас пасхальный кенгуру оторвет тебе обе руки и… о, Эль-Пасо, штат Техас. Вот это – Джереми, и он сейчас…
- Я тебе верю.
Кролик прянул ушами и обернулся.
- Я тебе верю, - повторил Джек. – Давай придумаем, как прекратить этот твой идиотский день Сурка.

* * *

Темнота застала их в горах Аппалачи. Кролик лежал на траве, глядя на звезды и полируя бумеранг. Монотонная работа его успокаивала.
Джек ходил по краю обрыва и играл с ветром, как с ручной собачкой – бросал ему снежки, а ветер возвращал их, метя то в Джека, то в Кролика.
- … значит, как только ты соприкасаешься с Темнотой, тебя опять перебрасывает к моменту нашей встречи?
- Именно так.
- И другие Хранители не знают, как это разрулить?
- Зубная Фея и Песочный Человек абсолютно бессильны.
- А бородач?
- Я…
- Нужно обшарить Темный Щит. Вдруг нам удастся под него пробиться, не прикоснувшись к темноте?
- Джек…
- Сейчас мы отскребем тебя от травы и двинемся на север. Ну, кенгуру, чего разлегся?
Кролик прянул ушами и отвернулся от мальчишки.
- Джек, мы не успеем. Уже почти полночь.
Джек поднял глаза, взглянув на облепивший небо мрак. Зрачки у него были прозрачные, белесые, мерцающие в темноте синей искрой.
- Тогда я помогу тебе завтра.
Кролик отмахнулся.
- Не будет никакого «завтра». Ты меня даже не вспомнишь, а я убью весь день, чтобы убедить тебя в правдивости своих слов, так что мы снова ничего не успеем.
Джек хищно улыбнулся.
- Значит, надо сделать так, чтобы тебе не пришлось таскать меня по детским спальням в Висконсине, Техасе и Майами. Ты расскажешь мне то, что мог тебе рассказать только я сам, за полчаса объяснишь ситуацию и мы придумаем, как тебя выручить.
Кролик уселся на траве, подобрав под себя задние лапы, и спросил:
- Зачем тебе это?
Джек потянул себя за белую прядь и засмеялся.
- Какая разница? У нас мало времени, так что слушай сюда. Я расскажу тебе, где и когда я родился.

* * *

- На север, - сказал Джек, шурша бумажкой.
Кролик обернулся и едва сдержался от того, чтобы сгрести пацана в объятия и сжать его до хруста костей.
- На север, - повторил Джек. – Тут так написано – «На север».
- Я знаю, - согласился Кролик. – Это ерунда. Выбрось бумажку.
Джек обещал помочь, но в мире, озаренном Луной, не было ничего такого, что спасло бы Кролика из временной петли. Так стоит ли тратить время на бесплодные попытки?
- Ты кто такой? – спросил Пасхальный Кролик.
- Джек Фрост. А ты, я смотрю…
- Пасхальный кенгуру? – предположил Кролик.
- … Пасхальный Кролик с чувством юмора, - признался Джек. – Я представлял тебя здоровой агрессивной тварью, которая обидится на обзывалку вроде «кенгуру».
Кролик развел руками:
- Удивлен?
- Приятно удивлен.
- Хочешь, покажу тебе свои норы?
- Ты какой-то подозрительно добрый…
Кролик дал Джеку оплеуху и дважды топнул по земле, открывая туннель.
- Бывал в России?
- Еще в декабре, но сейчас там…
Сбросить Джека в тоннель оказалось не сложнее, чем в первый раз. Его капюшон был будто создан для того, чтобы хватать его передней лапой.

* * *

Если бы у Кролика спросили, когда он был по-настоящему счастлив – он бы ответил, что во временной петле.
В России они с Джеком нарядили выброшенную кем-то лысую елку, используя вместо игрушек снежки и пасхальные яйца. В Мексике они застали жаркий весенний карнавал, а во Франции покрыли изморозью Эйфелеву башню, заставив ученых всего мира заговорить об НЛО и атмосферных аномалиях. Наткнулись в Норвегии на заблудившегося йети, проиграли в Ирландии один из бумерангов Кролика, вывалялись в песке на одном из итальянских пляжей…
Пожалуй, в эти тридцать восемь потерянных дней Кролик был по-настоящему счастлив.
- Откуда ты знаешь, что я люблю такие утесы? – спросил Джек, покачивая пяткой над самой пропастью.
- Догадался, - буркнул Кролик.
Джек удивленно оглянулся, отыскивая Кролика недоуменным взглядом:
- Почему ты держишься возле деревьев?
- Не люблю обрывы, - признался Кролик. – Боюсь высоты.
Джек вскочил на ноги, пальцами упираясь в камень, а пятками нависая над пропастью.
- Чего тут бояться?
- Вы можете летать, - ответил Кролик, не приближаясь к обрыву. – Ты – с помощью ветра, Северянин на своих санях, Песочник – на оживших снах, у Феи есть крылья… Я, в свою очередь, летать не умею. Если я упаду, то разобьюсь к чертовой матери.
Ледяные пальцы легли на подушечки передней лапы – Джек дернул Кролика к самому краю и тут же обнял его поперек живота.
- Тут потрясающе красиво. Да и потом, ты вряд ли упадешь.
Кролик заворчал, прижимая уши к голове, но так и не сбросил с себя чужие ладони:
- Не упаду, потому что я не такой дурак, чтобы туда приблизиться.
- Не упадешь, - сказал Джек, - потому что я здесь, и я полностью все контролирую.

* * *

Кролик худел.
Поначалу это было незаметно, но потом из его левого бока клочками полезла шерсть, а правая передняя лапа потеряла чувствительность и перестала двигаться
- Что с тобой? – спросил Джек, гладя лобастую кроличью голову. – Я думал, Пасхальный Кролик даже ветер обгонит, а ты…
- Я тоже так думал.
Усталость прокралась в тело Кролика и расползлась по костям. Ему хотелось… жить дальше, а не завоевывать чужое доверие – день за днем, раз за разом, и сегодня, и завтра, и после-после-после завтра и до скончания веков в горе и в радости…
- Джек, ты действительно хороший парень. Я хотел сказать тебе это примерно двадцать повторяющихся дней тому назад, но…
- Двадцать повторяющихся дней? Что ты подразуме…
- … в общем, это бы странно прозвучало, и потому я решил промолчать.
- Это день Сурка? Кролик, это что, день Сурка? Так и правда бывает? А почему…
- Я умираю, Джек. Я – воплощение надежды, но я сам уже ни на что не надеюсь, значит, мне не место в этом мире.
- Погоди, так что же это…
- Если получится, передай Северянину, что я…
- Погоди! – Джек возмущенно вскинул ладони. – Погоди! Мы с тобой общались в предыдущих днях?
Кролик тяжело вздохнул и закашлялся от боли – в грудной клетке разом сломались два ребра.
- Да, мы общались.
- И я пытался тебе помочь?
- Да.
Джек зарылся пальцами в кроличий мех и медленно провел ладонью против шерсти.
- Сколько раз?
- Сто тридцать четыре.
- И у меня не вышло, - сказал Джек.
Кролик молчал – ответ был слишком очевиден.
- Эй. – Джек Фрост, мальчик-заноза, беспечная вредная задница, целую вечность просидевшая у Кролика над душой и бесконечное множество раз прочитавшая чужую записку, в которой было всего лишь два слова – «На север», - этот самый Джек Фрост гладил длинные кроличьи уши и сбивчиво твердил:
- Мы что-нибудь придумаем. Мы обязательно придумаем…
Кролик снова закашлялся. Близилась полночь.
- Как думаешь, можно договориться с этим вашим… Кромешником? Или Сурком? Или…
Темнота накрыла их, как одеяло, и в этот раз Кролик надеялся, что больше не проснется.

* * *

- На север, - сказал Джек, и тут же выбросил бумажку, опускаясь на колени. – Эй. Это ты-то – Пасхальный Кролик? Я тебя как-то… по-другому представлял.
Кролик дрогнул ушами, не открывая глаз.
Джек поднял его на руки – округлое тельце с вылезшей шерсткой на правом боку.
- Кролик, это реально ты? А я…
- Джек Фрост, - хрипло откликнулся Кролик. – Я знаю.
- Откуда? – удивился Джек. Ладони у него были совсем не ледяными – или хотя бы не настолько ледяными, как показалось Кролику в их первую встречу.
- Я живу днем Сурка, - сказал Кролик, не открывая глаз. – Оставь меня и дай спокойно сдохнуть.
- С ума сошел? – Джек опустился на колени рядом с корзинкой, полной пасхальных яиц. – Какой еще день Сурка? Какое еще «сдохнуть»?
- Обычное, - устало огрызнулся Кролик. – Джек, ты балда. С тех пор, как ты две с половиной сотни лет тому назад вылупился из-подо льда – так и не поумнел. Оставь меня, я умоляю.
- Откуда ты знаешь? – секунду помолчав, спросил Джек Фрост.
- Ты сам мне это рассказал, - Кролик тонко и сипло закашлялся. – Зимнее озеро и полная луна. Ты наткнулся на ту крючковатую палку и обнаружил, что она…
- Я рассказал?
Кролик молчал.
- Эй. – Джек погладил пальцами кроличье ухо и напрягся. – Эй! Как мне тебе помочь? Что мне сделать?
На деревьях щебетали птички. В соседнем дворе маленькая девочка звала к себе щенка по кличке Тоби.
Джек Фрост вскочил на ноги и зашагал вдоль заборов.
- День Сурка – это же не просто так? За него отвечает Сурок, совсем как ты за Пасху?
Прочь от людей. Быстрее. Быстрее!
- Я могу создавать вьюгу только там, где нахожусь в данный момент. Если Сурок поймал тебя во временную петлю, значит, он тоже где-то рядом?
Кролик молчал и не двигался. Джек обнял меховую тушку, зарываясь лицом в короткую густую шерсть, и выдохнул:
- Ветер.
Вьюга откликнулась на его зов и заревела – внезапная, хлесткая, завертевшаяся вокруг Джека Фроста и спрятанного под его толстовкой Кролика. Вьюга была живой – она метнулась, разлетелась во все стороны, промораживая землю и деревья, пугая людей и опуская температуру с плюс десяти до минус пятнадцати градусов по Цельсию.
- Я на это не подписывался, - щелкнуло над ухом у Фроста, и что-то сорвалось, разлетелось и рассыпалось осколками, завеялось и закружилось и утонуло в снегу и…

* * *

- Что ты творишь? – закричал Кролик – огромный, костистый, с крепкими задними лапами и злыми глазами. – И кто ты вообще такой?
- Я Джек Фрост, - расхохотался Джек и отдал себя на растерзание ветру, взлетел вместе со снегом и вьюгой, взмахнул своим посохом и сбросил с волос капюшон. – А ты – Пасхальный Кролик? Ну так веселой тебе Пасхи!
- Снежная вьюга, - заорал Кролик, глядя в стремительно светлеющее небо и пытаясь выбраться из глубоких сугробов. – Снежная вьюга и мороз – прямо в пасхальный день! Что б тебя черти драли, Джек Фрост! И тебя, и твой гребаный ветер!
Над ухом звонко чирикнуло – и в следующий миг в лапы Кролика упал почтовый снегирь.
- «На север»? – зарычал Кролик. – «На север»? Серьезно? Что там еще случилось?
Снегирь панически зачирикал, тяжело взлетел и заметался зигзагами.
- Хорошо, - сказал Кролик, хватаясь за бумеранги. – Я понял, понял! Уже иду.
… и рухнул в кроличью нору.

* * *

- Этого просто не может быть! Я все спланировал – и почему…
- Прости, Кромешник, но двадцать первое апреля – явно не твой счастливый день, - буркнул Сурок.
- Ты! – Тьма взметнулась и ткнула в Сурка указующим перстом. – Ты! Ты должен был дождаться, когда Пасхальный Кролик окончательно сдохнет!
- Я не переношу морозов, - спокойно возразил Сурок. – А Джек Фрост оказался умнее, чем я ожидал.
Черные тени заметались, распались и снова склеились в одну костлявую фигуру. Кромешник был зол и беспомощен, как лишившаяся крыльев летучая мышь.
Сурок задумчиво повел носом.
- А почему твой Щит не выдержал атаки Кролика?
- Сейчас Пасха, - злобно выплюнул Кромешник. – Время, когда никто из Хранителей не может сравниться с Кроликом по силе.
Сурок молчал. У него вообще была масса туманных соображений насчет Кромешника и Северянина, Песочника и Феи, Пасхального Кролика и Джека. Сразу после того, как Кролик – признанный герой! – покинул Северный Полюс, Сурок нашел его и извинился.
- За что? – напрягся Кролик.
- За то, чего я только что тебя лишил, - ответил Сурок и прыгнул в свою собственную нору.
Прошло целых сорок пять лет, прежде чем Кромешник разработал новый план, а Кролик и Джек наконец помирились.

Эпилог

19 апреля 2014 года;
Лабиринт Пасхального Кролика.


- Кролик, милый! Кролик! Ты где?
Зубная Фея трепетала крылышками и металась в поисках нужной тропинки.
- Почему нельзя было сделать, как я – выстроить замок где-нибудь высоко в горах? Почему нужно было рыть себе целый подземный лабиринт…
Издалека донесся тихий гомон, шелест шагов и отчетливые быстрые команды.
- Слава Луноликому, - Фея всплеснула руками и полетела на шум. – Кролик, чем ты тут так занят, что мы не можем связаться с тобой вот уже третьи сутки?..
- О, Зубная Фея! Давненько не виделись, – обладателем громкого голоса и командных интонаций оказался не Кролик.
- Джек? – Прозрачные крылышки на мгновение замерли, после чего заработали с удвоенной силой. – Джек, а что ты тут…
- Распределяю обязанности между каменными стражами Лабиринта, - Фрост был в простой синей майке – тонкий, звонкий и босой, он спрыгнул с одного из каменных стражей и бросился к Фее, не разбив по пути ни одно из яиц, попискивающих и дергающих лапками в зажатой у него под мышкой плетеной корзине. – Чем мы обязаны визиту?
- Обязаны? А почему вы…
Кролик вылетел из бокового тоннеля и громогласно сообщил:
- Я договорился со старушкой Несси! Она уступит нам свое драгоценное озеро и ты сможешь вдоволь наиграться со льдом. Там сейчас мало людей – все потихоньку забывают о Лох-Несском чудовище, и скачок температур никого не испугает, - Кролик оттолкнулся лапами от одного из каменных стражей и приземлился на траву рядом с Джеком. – Фея! Мы тебя не ждали…
- Вы? – Зубная Фея возмущенно затрепетала крыльями. – Что тут вообще творится?
Кролик положил левую лапу на спину Джека – узкую и ощутимо прохладную, что было заметно даже сквозь ткань его майки.
- Мы живем вместе – уже больше трех месяцев.
Мелкие феечки заметались вокруг и запищали нестройным хором.
- Живете вместе? – Зубная Фея схватилась за сердце. – Что значит «живете вместе»?
- Это значит, - ласково ответил Джек, - что мы вместе красим яйца к этой вашей Пасхе, жрем по утрам то, что готовит Кролик, - потому что он, оказывается, любит готовить! – спим в одной постели и тра…
- … очень увлекательно проводим время, - закончил Кролик, пинком отправляя Джека в сторону восточной поляны. – Ты обещал проследить за покраской яиц!
- Я прослежу, - хмыкнул Джек.
- Что вы, - задохнулась Фея, - как вы… Какой пример вы подаете детям, которые в вас верят?! Да если Северянин и Песочник узнают…
- Песочник знает, - откликнулся Джек, а Кролик добавил:
- Это ведь он и посоветовал нам съехаться.
Джек дал Кролику высокое пять и закончил:
- А Северянин сказал, что на следующее Рождество подарит нам шесть посудных комплектов, чтобы нам было, чем грохотать во время ссор.
- Кстати, это были мои сувенирные тарелки из Японии!
- Я же говорил, что я случайно.
- Все три тарелки случайно?
- Я был взволнован!
- Признайся, ты мстил мне за тот случай в Финляндии, когда…
- Стоп! – охнула Фея. – Стоп! Стоп! Я даже слушать это не хочу! Кролик, постарайся на днях заскочить к Северянину, у него к тебе предложение насчет какого-то весеннего праздника.
- Хорошо, - Кролик прянул ушами и застыл. – Кстати, Джек!
- Совершенно уверена, что этого я тоже не хочу слышать, - Фея вздрогнула и панически ринулась в сторону ближайшего тоннеля.
- Я поговорил в Лепреконом и Русалкой…
- Устроим пикник? – расхохотался Джек.
- О да!
- В первых числах марта?
- Ближе к десятому, там у Русалочки какие-то народные гуляния…
- Нет! Нет-нет-нет, меньше красного цвета, это же Пасха, а не Новый Год! Вам ведь уже говорили, глупые вы твари…
- Джек, это яйца. Они тебя не понимают.
- Но…
- Смотри и учись.

В России зацветали вишни и сирень, в Америке все буйно зарастало зеленью, и даже в Канаде случился внезапный проблеск тепла.
Близилась Пасха.
Кролик был счастлив.

 

@темы: фанфик, писанина, закончено

Комментарии
2017-02-05 в 12:32 

Кайф ! Люблю хранителей...Джек выше всяких похвал...Сяб!прекрасное сочинение...почему не скинешь в Фикбук?там такое оценят...девчонки тащатся от сказок на ночь...или перед паской самое то!Сяб!
Амодео

URL
   

Котоубежище

главная